Дело о ДТП

Мы решили рассказать об этом, как нам кажется, поучительном деле, поскольку в нем сплелись и человеческая наглость, и оборотни в погонах, мудрость настоящего судьи, высокопрофессиональная работа одного адвоката при явно неправильно избранной позиции другого.

Опуская подробности, постараемся вычленить из дела то, что может оказаться полезным как для юристов, так и для многочисленной армии наших водителей-автомобилистов.

Гражданка К. следовала на своем автомобиле из Москвы в сторону области. Впереди на заснеженной нерасчищенной встречной полосе увидела скопление множества машин и людей, где, как оказалось, произошло ДТП с участием 9 автомобилей. Из четырех полос движения (по 2 в обе стороны) — свободна была на месте ДТП лишь вторая левая полоса по ходу движения К. На первой правой полосе по ходу ее движения находилась автомашина «Газель».

Никаких проблем для водителя К. не возникало. Включив левый поворот, перестроилась во второй левый ряд своего направления, чтобы проехать по свободной полосе, но у самого скопления автомобилей неожиданно столкнулась с автомобилем Джип под управлением водителя М., решившего выехать на встречную полосу, чтобы объехать всех других водителей, терпеливо ожидавших освобождения проезжей части.

Водитель М. управлял все-таки Джипом, а значит, по его примитивному пониманию, он — пуп земли, он выше других, все прочие — мелкота (известное узколобое мышление отдельных водителей, управляющих на российских дорогах «крутыми» авто). В суде, правда, мы увидели полуграмотного, лживого, мелкого мужичка, именовавшегося теперь уже истцом. Вы спросите, как же он мог стать истцом, он же должен быть ответчиком, вина ведь стопроцентная! Это уж как сказать! При желании, особенно если речь идет о водителе дорогостоящего Джипа, нет проблем перевернуть все наоборот. Как? Для этого и предоставляем вам возможность проследить дальнейшее развитие событий.

На место последнего ДТП, по хронологии событий — уже с участием наших героев, прибыл автомобиль ДПС с двумя сотрудниками ГИБДД. Было много и других сотрудников ДПС, занимавшихся первым ДТП. Прибыл даже заместитель начальника ОГИБДД данного района, примчались телевизионщики. Зам. начальника рапортовал в объектив телевизионной камеры, со слов своего подчиненного инспектора, что по вине водителя К. произошло еще одно серьезное ДТП.

К. вызвала по телефону своего мужа, поскольку в результате происшествия она получила серьезные телесные повреждения: перелом левой пяточной кости, сильные ушибы грудной клетки, левого лучевого сустава и иные.

Подошел прибывший лейтенант ДПС, сообщил, что водителям необходимо, в первую очередь, проехать для проверки на алкогольное опьянение. При этом, водитель Джипа сел в автомобиль ГИБДД, а прыгавшую на одной ноге женщину, держа с обеих сторон, с трудом посадили в автомобиль ее мужа. Таким же образом помогли ей допрыгать до медкабинета для обследования на алкоголь, и только затем уже доставили в травмпункт.

Лейтенант потребовал у мучившейся от адской боли женщины прибыть немедленно после травмпункта в ДПС для дачи объяснений, а сам уехал с владельцем Джипа. Последний был ему, очевидно, интереснее, чем К. Муж доставил жену куда было велено, но поскольку подняться на этаж она уже не могла, он сам зашел в кабинет ДПС, чтобы сообщить о прибытии. Удивился, что там каким-то образом уже оказалась родственница водителя Джипа, опередившая всех остальных и доверительно беседовавшая с сотрудниками ГИБДД.

Поскольку К. выйти из автомобиля уже не могла, инспектор-лейтенант великодушно спустился к ней сам и тут же стал составлять объяснение, насторожив К. тем, что, вопреки всем обстоятельствам дела, почему-то упорно навязывал ей будто она выехала на встречную полосу. То есть, как нередко бывает, не она объясняла, как происходили события, а сотрудник ГИБДД давал объяснение, что именно нужно писать по случившемуся. Поскольку К. эту нелепость отрицала, писавший объяснение внес в текст хитроумную запись: «я выехала из занимаемой полосы» и поставил точку. Есть такой метод: что-то умалчивается, что-то чуть-чуть видоизменяется, например, как в этом случае — с какой полосы и на какую полосу не уточняется и что значит «выехала» не конкретизируется. Преднамеренно не уточняется, например, следующее: выехала на встречную полосу или из одной полосы на соседнюю, не пересекая осевую. Дающий объяснение верит пишущему в безобидности подобной неполной и неточной записи. При погонах все-таки, государственный человек! И подписала под диктовку: «с моих слов записано верно».

А далее все уже проще. Виновной была признана К., оштрафована на 200 руб., которые, особо не медля, сразу же оплатила. Как поясняла она впоследствии адвокату и суду, чтобы быстрее забыть весь этот кошмар.

Но не тут-то было. Кошмар только начинался. Пока К. находилась более двух месяцев в гипсе, а далее привыкала к костылям, затем находилась на больничном (как оказалось подобная травма без операции практически до конца не заживает), в Пресненском районном суде г. Москвы появился иск водителя Джипа о том, что ему, бедняге, причинен значительный ущерб в размере 472 577,82 руб., а виновником этого является водитель К., что усматривается из административного материала ГИБДД, который вступил в законную силу, поскольку никем не был обжалован.

Только теперь К. и обратилась за помощью в Центральную коллегию адвокатов, но уже в качестве ответчика.

Обращаем особое внимание: административный материал четко определял вину К., которая не вникала в постановление ГИБДД, считая, что 200 руб. — не деньги и желая лишь чтобы поскорее все закончилось и чтобы больше никуда не прыгать на костылях.

Предъявленный иск, правда, заставил ее вспомнить о деле и, несмотря на костыли, прибыть с их помощью в коллегию адвокатов.

Дело поступило на рассмотрение в Пресненский суд г. Москвы. Судьи бывают разные, нередко они следуют по простейшему пути: 30 мин. требуется иногда суду, чтобы вынести решение при уже установленной ранее органами ГИБДД вине конкретного водителя, тем более никем не оспоренной. Загрузка у судей Пресненского районного суда Москвы в тот период была невероятная — только по данному делу заседания дважды продолжались до 20 и более часов, весь же процесс длился не один месяц. Допрашивавшиеся в суде инспекторы ГИБДД, свидетели истца и его представители как могли изворачивались во лжи.

Для некоторых судей примитивной лжи достаточно, чтобы не вникать в ее причины и не напрягаться по оценке доказательств.

Подробно описывать судебный процесс мы не будем. Но его можно отнести к образцу подлинного судебного разбирательства, к образцу истинного правосудия, настоящей судебной мудрости, состоявшей, прежде всего, в том, что до самого конца процесса никто не знал, какой из сторон отдает предпочтение судья — то самое главное, что никак не могут освоить многие наши судьи, забывая о требовании закона быть беспристрастным, всесторонне и объективного исследовать материалы дела. Забывая нередко о том, что настоящий судья лишь тот, по которому нельзя определить, о чем он думает, пока не огласит свой судебный акт.

Ключевым в данном деле было то, что инспекторы ГИБДД, вызванные на последнее в то утро ДТП с участием К. преднамеренно переставили на схеме ДТП автомобиль К. на встречную полосу. Необходимо вспомнить, что К. увезли с места ДТП и больше она туда не возвращалась, а весь материал по данному ДТП был составлен позднее. Не будет излишним вспомнить, исходя из наших реалий вспомнить, в каком автомобиле ехал для проверки на алкогольное опьянение второй участник ДТП и как родственница водителя Джипа — не участница ДТП — ворковала с сотрудниками ГИБДД, оказавшись там раньше привезенной туда К.

В своем решении судья отвергла все показания лживых инспекторов, прямо указав, что не доверяет ни им, ни показаниям других свидетелей со стороны водителя Джипа. Отвергла и составленную инспектором ГИБДД схему ДТП.

Как же разрешилась интрига и как удалось адвокату, представлявшему интересы К., опровергнуть абсолютно все сфабрикованные по данному делу материалы. Ведь в них не было ни одного слова в пользу К.

Помните, на месте ДТП делали свое дело телевизионщики. С большим трудом адвокат добился получения диска с материалами съемки места ДТП. Сделал с него около десятка фотокопий положения всех автомобилей после ДТП, представил диск суду, нашел двух очевидцев, включая инженера по безопасности движения одного из автотранспортных предприятий, прибывшего при первом ДТП к своему поврежденному автобусу.

В результате, Пресненский районный суд г. Москвы признал К. невиновной в ДТП. Этим решением К. была полностью удовлетворена и на этом вновь намеревалась все забыть.

Но адвокат наш был упрям, и дело было продолжено, но уже наоборот: по иску К. другой суд рассматривал теперь уже дело о возмещении вреда, причиненного К., водителем Джипа (рассматривалось по подсудности Бабушкинским районным судом г. Москвы), который удовлетворил исковые требования К. и взыскал с М. в ее пользу полностью затраты на восстановление ее автомобиля, компенсацию морального вреда за причиненный вред здоровью и затраты на адвоката.

Адвокат по ДТП

Цена на услуги адвоката

Вернуться в раздел "Судебная практика"